Глава 2

1. У мужа Нооми был родственник по имени Бо́аз, человек уважаемый, из того же рода, что и сам Элимелех.

2. Руфь-моавитянка сказала Нооми: «Можно, я пойду в поля подбирать упавшие колосья, где мне позволят?» Нооми сказала: «Иди, дочка».

3. Руфь пошла и стала подбирать за жнецами упавшие на поле колосья. Случилось так, что это поле оказалось полем Боаза, который был родственником Элимелеха.

4. Мало того: в тот день сам Боаз пришел туда из Вифлеема. «Господь с вами!» — сказал он жнецам. «Да благословит тебя Господь!» — отвечали они ему.

5. Боаз спросил работника, который начальствовал над жнецами: «Чья эта девушка?»

6. Работник, начальствовавший над жнецами, отвечал: «Это моавитянка, пришедшая с Нооми из страны Моав.

7. Она сказала: „Можно, я буду подбирать за жнецами упавшие между снопов колосья?“ Придя утром, она оставалась здесь до сих пор и почти не отдыхала».

8. Тогда Боаз сказал Руфи: «Дочь моя, послушай. Не ходи подбирать колосья на другом поле, не уходи отсюда, а держись рядом с моими работницами.

9. Смотри, где работают жнецы, и иди следом за работницами. Я приказал своим людям не обижать тебя. Если захочешь пить, подходи и пей из кувшинов, которые наполнили мои слуги».

10. Она пала ниц, поклонилась ему до земли и сказала: «Почему ты так добр и заботишься обо мне, хотя я чужестранка?»

11. Боаз ответил ей: «Мне рассказывали о том, что ты сделала для свекрови после смерти твоего мужа: как ты оставила отца и мать, оставила родину и отправилась в незнакомую прежде страну.

12. Пусть Господь вознаградит тебя за то, что ты сделала, и пусть сполна воздаст тебе Господь, Бог Изра́иля, под чьими крылами ты решила укрыться!»

13. Она сказала: «Рада угодить тебе, господин мой. Ты утешил и успокоил меня, рабу твою, хоть я и не принадлежу к числу рабынь твоих».

14. Когда настало время обеда, Боаз сказал Руфи: «Иди сюда, поешь, обмакни свой кусок хлеба в уксус». Руфь села рядом со жнецами, и он дал ей жареного зерна. Она наелась досыта, и у нее еще осталось.

15. Потом Руфь пошла подбирать упавшие колосья, а Боаз приказал своим людям: «Пусть она собирает и между снопами: не ругайте ее.

16. Когда будете жать, нарочно роняйте колосья и оставляйте ей; пусть подбирает, а вы не препятствуйте ей».

17. До самого вечера Руфь подбирала колосья на поле. Когда же она обмолотила их, набралось около эфы ячменя.

18. Придя в город, Руфь показала свекрови, сколько она насобирала. Потом она достала то, что осталось у нее от обеда, и отдала Нооми.

19. Свекровь спросила ее: «Где же ты собирала? Где ты трудилась сегодня? Да будет благословен тот, кто так позаботился о тебе». Руфь рассказала свекрови, у кого на поле она была: «Человека, на поле которого я сегодня была, зовут Боаз». —

20. «Благослови его Господь! Он верен и живым, и мертвым! — ответила Нооми снохе. — Этот человек — наш родственник, он может нам помочь».

21. Руфь-моавитянка сказала: «Он даже велел мне держаться вместе с его работниками, пока они не окончат жатву на его полях».

22. Нооми сказала Руфи, своей снохе: «Дочка, хорошо, если ты будешь рядом с его работницами: тогда никто не обидит тебя на чужом поле».

23. Руфь держалась вместе с работницами Боаза и подбирала упавшие колоски, пока не закончилась жатва ячменя и пшеницы. Жила она тогда вместе со свекровью.

VZNRT: