Глава 4

1. Когда Мардохей узнал об этом, он разорвал на себе одежды, оделся в дерюгу, осыпал себя пылью и с громким, горестным воплем пошел по городу.

2. Дошел он только до врат царского дворца, потому что во врата царского дворца нельзя было входить одетым в дерюгу.

3. (В какую бы область ни приходил этот указ с повелением царя, везде начинались у иудеев глубокая скорбь и пост, плач и рыдания; многие, одевшись в дерюгу, лежали в пыли.)

4. Служанки и евнухи Эсфири пришли и доложили ей. Царица очень встревожилась и послала Мардохею одежду, чтобы Мардохей надел ее вместо дерюги, но он отказался.

5. Тогда Эсфирь позвала Хата́ха, одного из царских евнухов, приставленного к ней царем, и поручила ему узнать у Мардохея, что все это значит и к чему это.

6. Хатах вышел к Мардохею на городскую площадь, что перед вратами царского дворца.

7. Мардохей рассказал Хатаху, что с ним произошло, и сказал, сколько серебра Аман обещал отвесить для царской казны за истребление иудеев.

8. Дал он евнуху и грамоту — изданный в Сузах указ об истреблении иудеев. Он велел показать Эсфири эту грамоту, рассказать обо всем и передать: пусть она идет к царю, просит его и молит за свой народ.

9. Хатах вернулся и передал Эсфири слова Мардохея.

10. Но Эсфирь велела Хатаху передать Мардохею:

11. «Все приближенные царя и народы во всех владениях царя знают: если кто-нибудь, мужчина или женщина, войдет к царю, во внутренний двор, незваным, один ему приговор — смерть. Только если царь протянет в его сторону золотой жезл, этого человека оставят в живых. А меня уже тридцать дней не звали к царю».

12. Передали Мардохею слова Эсфири.

13. И Мардохей дал Эсфири такой ответ: «Не думай, что ты, одна из всех иудеев, спасешься — там, в царском дворце.

14. Если в такой день ты смолчишь, избавление и спасение все равно придут к иудеям, но другим путем, а ты погибнешь, и с тобой весь род твой. Кто знает, не ради такого ли дня, как этот, ты сделалась царицей?»

15. Тогда Эсфирь передала Мардохею ответ:

16. «Пойди, собери всех иудеев, какие есть в Сузах, и поститесь ради меня — не ешьте и не пейте три дня и три ночи. И я с моими служанками буду поститься так же, а потом пойду к царю, хоть это и не по закону. Если я погибну — значит, погибну».

17. Мардохей пошел и сделал все, как велела ему Эсфирь.

VZNRT: